Дом-шляпа

дизайнера Юрье Куккапуро и его жены Ирмели

Полвека назад дом-шляпа наделал шума в патриархальном столичном пригороде Хельсинки Кауниайнене. Местная общественность наперебой делала ставки, как долго протянет экстравагантный строительный эксперимент.

    •  

      Эпатировать почтенную публику известный мебельный дизайнер Юрье Куккапуро и его жена художник-график Ирмели вовсе не собирались. Просто однажды им надоело курсировать между квартирой и мастерскими.

       

       

      Юрье Куккапуро, дизайнер: «Мы решили, что работать лучше всего вообще не выходя из дома! Только пространство для этого требовалось вдохновляющее, большое, с хорошим естественным светом. А так как в 60−е я увлекался пластичными формами и проектировал стулья из стекловолокна, родилась идея круглого дома-«треуголки», где окна расположены не по двум сторонам, как у простого ангара, а по трем. К тому же бонусом мы получали симпатичные уличные террасы под скатами крыши».

       

       

      Кстати, площадь крыши – 350 м2, а вес – целых 25 тонн! Что неудивительно, ведь это – бетон.

       

       

      Юрье Куккапуро, дизайнер: «Сперва я собирался отлить кровлю из стекловолокна, которое на порядок легче. Но в конце 60−ых грянул нефтяной кризис, и цены на полимеры взлетели до небес. Тогда выбор пал на бетон, материал не менее пластичный, к тому же недорогой. А так как крыша – это две трети постройки, нам удалось значительно сэкономить. Дом обошелся в 90 000 финских марок, в то время – примерно 30 000 долларов. Традиционные же деревянные и кирпичные дома стоили в несколько раза дороже».

       

      Да и строились они дольше, а на постройку «шляпы» ушло всего два месяца. Сложный рельеф крыши рассчитала вычислительная машина, которая в далекие 60−е сама была размером едва ли не с этот дом.

       

       

      Юрье Куккапуро, дизайнер: «Вы спросите, на чем крыша держится? Всего на трех опорных точках. Говоря по-строительному, это простая предварительно напряженная железобетонная конструкция. То есть давление и напряжение распределены равномерно. Проще показать на макете. Мы вогнали в грунт три сваи. Между собой связали их стальными балками. Потом сделали опалубку и залили бетон. По центру для подстраховки поставили стальной столб. Все знакомые архитекторы твердили, что крыша непременно просядет».

       

       

      Этого, к счастью, не случилось. Бетон и сегодня тверд, как камень. Столб теперь просто центрует пространство – одну большую комнату площадью в 200 м2. От глухих перегородок хозяева сразу отказались. Ограничились легкими, невысокими. Основное же зонирование наметили книжными стеллажами, простыми и минималистскими по дизайну. За одним из них скрыта хозяйская спальня, за другими – мастерские. Для Юрье – с рабочим и чертежными столами. Для Ирмели – с верстаками, мольбертом и старинным печатным станком.

       

       

      Ирмели Куккапуро, художник-график: «Этот немецкий станок мы нашли случайно, он стоял без дела на одном производстве и готовился отправиться в металлолом. А я о таком давно мечтала. Юрье немного доработал его: сделал деревянную столешницу и рамку для бумаги. А мне досталась самая легкая часть: я просто кручу колесо и смотрю, что получается».

       

       

      Сейчас эстампы – мое главное увлечение, а любимый мотив – дождь, какие-то штрихи, линии… Мои работы – это всегда впечатления и воспоминания. Что-то подсознательное.

       

       

      Фон для картин нейтральный белый. Как и остальная отделка. Пол – наливной, бетонный, чтобы выдерживал любые нагрузки. Покрытие потолка сделано из жидкого полиуретана.

       

       

      Юрье Куккапуро, дизайнер: «В 60−е эти материалы считались ультрасовременными. Да и сейчас они отлично смотрятся, к тому же практичны. Краску легко обновить. И для освещения в мастерской белый фон – самый лучший, так как хорошо отражает свет. А зернистая фактура делает потолок интересней, объемней, он немного пещеру напоминает, правда?».

       

       

      Санузел и душевая, напротив, выглядят как капсулы – декорации к фантастическому фильму 60−ых.

       

       

      Юрье Куккапуро, дизайнер: «Для них использовано то самое стекловолокно, из которого планировалось сделать крышу. Мне очень хотелось хоть где-то его применить. Капсулы изготовили при помощи полноразмерных гипсовых форм. Унитаз, конечно, смотрится, как ретро-объект. Но все прекрасно работает. В санузле я предусмотрел вентиляцию и звукоизоляцию. Есть здесь и пульт управления технической частью, почти как в космическом корабле».

       

       

      Круглые капсулы поддерживает и мини-кухня обтекаемой формы. Ее Юрье спроектировал по последнему слову дизайнерской моды 60−ых, когда на горизонте появились первые кухонные острова.

       

      Юрье Куккапуро, дизайнер: «В нашем доме и не могло быть иначе. Мы хотели максимум открытости и воздуха. Еще одна новаторская деталь того времени – отделка столешницы. Я называю ее вечной, так как она выполнена из ламинированной пластиком ДСП. Сделана она в 1968 году и до сих пор находится в прекрасном состоянии. В нее встроены мойка из нержавейки, которая тогда тоже была в новинку, и эмалированная плита».

       

       

      Остальная кухонная техника скрыта. Для нее предусмотрены высокие шкафчики, в которых спрятаны холодильник, духовка, микроволновка. Получилось компактно, удобно и выглядит современно. Есть все, для того чтобы полноценного готовить даже на большую компанию.

       

       

      Лаунж-зона в самом центре дома легко вмещает до полусотни гостей. Дома у Куккапуро часто устраиваются показы мод, музыкальные концерты и лекции для студентов. Присесть можно на авторские диваны и стулья, среди которых встречаются музейные экземпляры.

       

       

      Юрье Куккапуро, дизайнер: «Вот кресло «Ателье», самое старое, 1963 года выпуска. Подобный экземпляр стоит в Музее современного искусства в Хельсинки. При этом оно до сих пор выпускается. Кресло очень простое, лаконичное, на все времена. Материалы – фанера, металл, кожа. Оно легко разбирается: можно отвинтить подлокотник и соединить несколько штук в диван. Во многие мои модели заложена модульность».

       

       

      Кресло «Карусель», наоборот, в интерьере часто играет главную роль. Оно – визитная карточка Кeккапeро, а заодно один из символов скандинавского дизайна.

       

       

      Юрье Куккапуро, дизайнер: «Карусель» – гимн эпохи пластиков, которая также связана с именами Ээро Аарнио и Вернера Пантона. Тоже 1963 год. Внутри под кожаной обивкой скрывается корпус-раковина из полиэфирной смолы и стекловолокна. Я задумал такую анатомическую форму, когда еще учился в университете и посещал лекции по эргономике, а параллельно штудировал ортопедию и физиологию. Мне хотелось создать кресло, максимально подстроенное под человеческое тело. Я вообще выступаю за научный подход к дизайну. Кресло очень удобно, когда садишься в него, оно словно обнимает».

       

      А название придумала наша дочка, когда ей было 6 лет. Она безостановочно крутилась на нем, повторяя: «Какая замечательная карусель!».

       

      «Карусель» дала старт целой линейке моделей из стекловолокна, например, разным модификациям кресла «Сатурн». Но Куккапуро недолго оставался сторонником пластика. В начале 70−ых с приходом нефтяного кризиса он вернулся к старой доброй фанере, с которой начинал в юности.

       

       

      Юрье Куккапуро, дизайнер: «Разница между этими двумя моделями – 20 лет. Но в их силуэтах много общего. Я, так сказать, верен себе. А преимущество фанеры в том, что это доступный отечественный материал. К тому же экологичный. В настоящее время этой теме уделяется особое внимание. Да и с точки зрения эргономики поздняя модель даже лучше, потому что спинка у нее уже регулируется. Все-таки функция для меня всегда была отправной точкой».

       

       

      И даже в 80−е, эпоху постмодернизма, когда другие превращали мебель в скульптуру, Куккапуро продолжал пропагандировать человекоориентированный подход.

       

       

      Юрье Куккапуро, дизайнер: «Я уже преподавал в университете и старался донести до студентов, что художественный аспект может быть достигнут без ущерба для удобства. Взять, к примеру, цвет. Эта модель 80−х годов за счет цветового решения и отделки – вполне в контексте постмодернизма, при этом сделана просто и удобно. О красоте тоже забывать не стоит: неинтересные вещи никому не нужны».

       

      А еще надо уделять внимание деталям, ведь из них собирается образ. И не обязательно речь идет о каких-то украшениях-завитках – это могут быть структура предмета, соединения и крепления. В деталях живет Бог.

       

       

Наверх
  • Рейтинг: 7.29
  • Голосов: 17
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад